На главную страницу

О молодом Михаиле Плетневе

Конкурс имени П. И. Чайковского всегда был характерен тем, что открывал новые имена молодых артистов. Жизнь потом вносила свои коррективы, и артистическая судьба лауреатов складывалась по-разному. Прошлогодние конкурсные баталии, яркие и бескомпромиссные, еще раз подтвердили, что самое ценное и важное — это личность, индивидуальность исполнителя. И среди бесспорно одаренных лидеров особое место принадлежит Михаилу Плетневу. Прошел только год со дня его победы, а сколько за это время произошло в судьбе молодого артиста! Здесь были и интересные концерты в столице, и выступления в Англии с Лондонским симфоническим оркестром, и, наконец, триумфальный американский дебют. Широкая публика и критики-специалисты быстро поняли, что перед ними явление незаурядное, редкое дарование Плетнева встречало признание. Передо мной вырезки из американских и английских газет. Цитирую: «Запомните это имя, — вы услы­шите о Плетневе и в XXI веке»; «пальцевая и аккордовая техника Плетнева уникальна»; «если гений — это тот, кто выходит за пределы человеческих возможностей, то Плетнев, без сомнения, гений». Рецензии выдержаны в американском стиле — все в них броско, плакатно, сенсационно! Но нельзя не заметить, что за этим явно чувствуется восхищение подлинным талантом. Английские газеты сдержаннее, но и для английской критики Плетнев — явление. «Главное, что меня поразило, это не великолепная техника и свобода, а глубокая поэтичная натура молодого пианиста», — пишет критик газеты «Guardian».

Плетнев быстро становится заметной фигурой мирового пианизма. Но я хотел бы вспомнить еще об одном событии в жизни Миши Плетнева в послеконкурсном году. Ведь в этом году Плетнев окончил Московскую консерваторию, окончил ее в высоком ранге победителя конкурса имени П. И. Чайковского. Программу дипломного концерта, состоявшую целиком из сочинений, выученных после конкурса, Миша играл с большим вдохновением. А ведь играть на экзаменах он очень не любит. Его сковывают отсутствие публики, Государственная комиссия, оценивающая выступление, наконец, фиксированная программа. Но на этот раз он, казалось, забыл обо всем. Я не помню случая, чтобы дипломнику единодушно аплодировала Государственная комиссия, состоящая из видных музыкантов. Это было окончательное и полное признание. Попробуем разобраться, что в облике этого молодого артиста так привлекает, покоряет, что в нем есть такого особого, неповторимого, резко отличающего его от других.

Плетнев сдержан и концентрирован на сцене; это — глубокое погружение в музыку, предельная сосредоточенность. Его сценический облик чист и искренен — под стать музыке. Свою концепцию он выстраивает ясно и логично. Это, прежде всего, ощущается в гармоничном и естественном слиянии формы и содержания. Вспомним всех нас поразившую ариетту из 111 опуса Бетховена. Какое необыкновенное чувство времени в развитии вариаций, какая естественная и выпуклая фразировка! Такое под силу большому мастеру. Необыкновенно в этом молодом музыканте и сочетание совершенства и импровизационности. Его интересно слушать, в его игре всегда есть что-то неожиданное, свежее, новое. Это глубоко личностное «самовыражение»; яркая неповторимость у Плетнева не превращается в эгоцентричную волюнтаристскую декларацию. Играет он просто, его отношение к авторскому замыслу бережное и тщательное. Нередко от него можно услышать: «Ведь все это написано в нотах». На современном этапе развития исполнительского искусства нет места безудержной стихии романтического волеизъявления, ныне фантазия должна быть стройной и организованной. Мне хотелось бы также отметить в творчестве Плетнева стремление к универсализму — он пробует силы в разных стилях и делает это весьма успешно. Вчера еще произведения композиторов, казалось бы, не близких его натуре сегодня начинают убедительно звучать в его исполнении. Это естественно и закономерно, свой большой репертуар Плетнев легко и без видимых усилий стремительно расширяет. Плетнев серьезно занимается и ансамблевой игрой. С большим успехом выступил он в США вместе с золотыми призерами конкурса Чайковского — виолончелистом Розеном и скрипачом Оливейрой в трио «Памяти великого артиста» Чайковского и В-dur’ном трио Бетховена. Играет он и сонатные вечера с виолончелисткой Викторией Яглинг. В творческих планах Михаила Плетнева — продолжение занятий по композиции и дирижированию. Иногда Плетнева упрекают в аскетизме, некоторой сухости. Я думаю, что это глубоко ошибочно. Просто он сильно и искренне чувствует, а такое чувство сокровенно и проявляется в редкие моменты — тем сильнее и неотразимей его воздействие. После концерта Плетнева уходишь обогащенный, и впечатление от исполнения возрастает в послеконцертный период.

М. Плетнев находится в беспрерывном движении, он меняется, мужает его талант, раскрываются новые грани его мастерства. Развитие его гармонично и естественно. Он отличный спортсмен, прекрасная реакция в игре в бадминтон закономерно проявляется в феноменально точном владении клавиатурой. Его интерес к иностранным языкам имеет солидную и прочную основу, он подходит к проблеме овладения языком научно, изучая его структуру, законы. Недавно он меня поразил, рассказав о строении венгерского языка, который пытался изучить сам.

И, конечно же, прежде всего он замечательно знает музыку, играет (или имеет в эскизах) практически всю фортепианную литературу. Этот молодой человек все время «в музыке», внутри себя он ищет и находит огромные творческие резервы. В послеконкурсный период Плетнев выступил со Вторым и Третьим концертами Чайковского, а также с его «Фантазией для фортепиано с оркестром». Музыке этого композитора он отдает всего себя. То, что Плетнев стал победителем конкурса имени Чайковского, закономерно и творчески оправдано. Чайковский — композитор самый дорогой и близкий Плетневу, он любит его музыку преданно и самозабвенно. Самый облик композитора бесконечно привлекателен для Миши. Он знает всю музыку Чайковского, прочел о композиторе почти все, что когда-либо написано о нем. Своим творческим обязательством считает Плетнев запись всех фортепианных сочинений Чайковского, а это огромный труд. Правда, нужно учитывать совершенно из ряда вон выходящие способности Плетнева выучивать произведения на удивление быстро. Так, недавно найденную сонату фа минор Чайковского Плетнев выучил за четыре часа и играл наизусть на концерте в Клину. А с каким мастерством он сочинил свои обработки из «Щелкунчика»! Первопричиной создания концертных обработок была именно горячая любовь к музыке Чайковского, которая, по мнению Плетнева, звучит полнее не в балетном спектакле, где много отвлекающего действия, а в концертном исполнении. Ближайшая цель Михаила Плетнева — поступление в аспирантуру Московской консерватории, где на вступительном экзамене он представит новую, только что выученную программу.

Хочется от всей души пожелать молодому и высокоодаренному музыканту счастливой творческой судьбы!

1979